«Квартиру он не покидал никогда…»

толстячок

Боря сидел перед захлопнувшейся дверью и трогал ее лапой, стараясь подцепить и потянуть на себя, но дверь была закрыта плотно. Тогда кот сел на коврик и приготовился ждать. Ждать пришлось долго… он даже пробовал требовательно возмущаться, но открывать ему никто не спешил.

Борюсик был обычный полосатый котик, толстенький и очень преочень добрый, за всю свою жизнь он ни разу не выпустил когти, ни укусил даже руку хозяина, когда тот довольно жестко трепал его по пушистому животу.

Квартиру он не покидал никогда, хотя неизвестное нутро подъезда частенько манило его. Когда Боря обнаружил открытую дверь, то любопытство подтолкнуло его… Обмирая от собственной смелости, он шагнул на площадку.

Хозяйка как будто только этого и ждала и как только Борис оказался в подъезде, дверь тут же захлопнулась. Кот просидел на коврике всю ночь, а утром, когда загремел ключ в замке, начал от нетерпения пританцовывать в ожидании. Но в квартиру его не пустили…

Хозяева, загруженные чемоданами, спустились вниз… Больше Боря их никогда не увидел. Кот, безвылазно сидевший в подъезде и справлявший нужду там же, был быстро выдворен на улицу. А там его ждала совсем другая, незнакомая жизнь. Просидев несколько дней под старой жестяной ракетой на заброшенной детской площадке, понурый Боря вылез наружу.

Почему то Боречку невзлюбили женщины, подкармливающие местных котов. Упитанный Боря вызывал у них неприязнь — они считали, что он объедает местных, поджарых котов. Только вот накопленный жирок быстро исчезал с боков Бори.

Но это к сожалению, почти не было заметно — складки оставшейся кожи и густой мех все так же создавали впечатление упитанного котяры.

А Боря голодал… Питавшемуся всю жизнь сухим кормом коту было очень трудно переходить на остатки человеческой еды с помойки. Желудок долго не принимал такую пищу, его тошнило, мучила диарея… Но выбирать не приходилось и Боря привык.

Добыв кусочек чего нибудь съедобного, он уволакивал его под свою ракету, ведь желающих отжать еду было хоть отбавляй, а Боря совершенно не умел драться и отдавал свою долю не сопротивляясь даже наглым котятам-подросткам.

Доев шкурки от соленой янтарной рыбки, Боря отправился к большой луже. Утолив жажду грязной водой он вздохнул и опять повернулся к помойке. Кот посторонился, пропуская молодую женщину, которая не глядя под ноги, куда-то спешила.

По Бориным ноздрям ударил аромат корма, того самого, которым его когда-то кормили дома. Забыв обо всем он побежал следом за запахом, который доносился из пакета в руках этой женщины.

Обогнав ее, он упал прямо на дороге на спину, доверчиво подставляя пушистый животик. Дома кота понимали и после этого «голодного обморока» его миска всегда наполнялась.

Женщина резко остановилась, кот появился неожиданно, но она не удержалась и потрепала этого толстячка. Только к ее удивлению, толстячок оказался совсем худым. Под густой шестью и толстой складчатой кожей не было ни грамма мяса… А кот не сводил взгляд с пакета.

— Так, господин хороший… — Женщина поправила запястьем занятой руки очки.

— Вставай давай и пошли, ты ж вроде как мужчина, я тебя на руки брать не буду.

И она пошла дальше. Боря провожал ее грустным взглядом, потом подскочил, отряхнулся и побежал следом. Он догнал ее у подъезда — женщина придерживала дверь, дожидаясь, пока зайдет кот. Боря поднимался по ступенькам, замирая от страха. В квартиру он зашел первый…

Корм, купленный на развес, перекочевал в большой пластиковый контейнер, а уже оттуда его насыпали в две миски. Боря не придал этому значения и набросился на ту, которую ему предложили. Только схрустев все, без остатка, он обнаружил, что в квартире есть кто-то еще.

Из дальней комнаты на него с любопытством и опаской смотрела пушистая кошечка.

— Ты мне Любашу не обижай, а то быстренько вернешься на улицу. — Предупредила женщина.

Но Боря не мог обидеть даже муху, даже если б захотел. Жизнь на улице нисколько не изменила его добрый нрав. Намытый и откормленный, Борюсик прочно занял место в этом доме. А скромная кошечка Любаша помыкала им, как хотела. Сгоняла его с дивана, отнимала миску, если ей казалось, что корм там вкуснее.

Только Боря был даже рад…

Милые Любашины «гонения» он готов был терпеть бесконечно, зато какое было блаженство по ночам лежать рядом с ней, утыкаясь мордой в заросшее шерстью ухо и мурчать о своей безграничной любви к ней и ее хозяйке.

∞——————∞——————-∞——————-∞

Но на этом мы с вами не прощаемся, заходите ещё!

Подписывайтесь на обновления нашей странички на Фейсбук и обязательно поделитесь с друзьями! До скорых встреч!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

«Квартиру он не покидал никогда…»