«Она стала нашей кошкой…»

котенок

Давно это было, в начале нулевых. Как-то вечером мой сынок, тогда ещё студент первого курса, пришёл домой и не стал ужинать.

На него это было совсем не похоже, но он сидел над тарелкой бледный и грустный, о чём-то размышлял и на все мои вопросы отвечал словом «нормально».

Я всполошилась — вот она, расплата за то, что у меня не было до сих пор особых проблем с сыном, хотя другие мамочки сильно жаловались на своих сыновей-подростков.

Мой хоть и учился в школе средненько, но в технический университет поступил с первого раза, без блата и взяток, которых у меня попросту не было — одна растила двух детей. А теперь он влип, наверное, в какую-то ситуацию.

Села я рядом с ним и толкнула проникновенную речь — говори, мол, как есть, ругаться и осуждать не буду, просто помогу.

И сын мне рассказал — у его друга Шурика в подъезде барачной жёлтой двухэтажки стоит старый письменный стол, а в нём живёт маленький котёнок — кошечка.

Она выходит людям навстречу и ластится, но её скоро выбросят — уж очень страшненькая, к тому же у неё лишай. И тогда её убьют интернатские. А она сегодня играла листиком, можно — мы её заберём?

Только тут до меня дошло, почему в последнее время мой сын идя на улицу, прихватывал с собой котлету или кусочек колбасы.

Вот это да! И я уже заранее согласилась помочь! Ситуация осложнялась тем обстоятельством, что дома у нас жил любимец — чёрный кот Пуша, флегматичный аристократ повышенной пушистости, в белой манишке, перчатках и носках.

Лишай нам точно был не нужен, но здоровье сына было дороже и я сказала — завтра приноси.

Назавтра с утра мой чистюля-сын стоял на пороге сияя и прижимая к белоснежной футболке нечто мелкое, грязное и покрытое коростами.

Предвидя это, я освободила одну комнату от ковра, поставила туда кварцевую лампу и лоток, а сыну условие — он сам будет заниматься походами в ветеринарку и лечением.

Сын сразу согласился, посадил котёнка в большую сумку и повёз в ветлечебницу, но решил сократить дорогу и пошёл через гаражный кооператив, а там его встретили два милиционера. Они не поверили, что в сумке котёнок и потребовали открыть.

Я смеялась, когда сынок мне описывал их выражение лиц при виде чуда в сумке — они явно ожидали чего-то другого.

В ветлечебнице выписали мазь и не менее вонючую жидкость для обработки котёнка, а Пуше какие-то профилактические таблетки, но я долго ещё производила каждый день кварцевание и дезинфекцию квартиры — никто не заразился.

Маленькая кошка стойко переносила все процедуры — хотя из глаз текли слёзы, но она никого ни разу не поцарапала.

Сынок назвал её красивым именем Изольда. Может где-то в глубине души она и была Изольдой, но очень скоро за безбашенный нрав, бесцеремонность и хождение по стенкам стала Шизольдой, а потом и просто Шизей.

Через месяц сурового лечения коросты отвалились и обнаружилась её настоящая шёрстка — густая, короткая, непонятно-камуфляжного цвета, но это было уже не важно — она стала нашей кошкой.

∞——————∞——————-∞

Но на этом мы с вами не прощаемся, заходите ещё!

Подписывайтесь на обновления нашей странички на Фейсбук и обязательно поделитесь с друзьями! До скорых встреч!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

«Она стала нашей кошкой…»