«Вот если бы не эти кошки…»

пара

Кошки раздражали Ивана… Их равнодушный и независимый вид злил парня. Как смеют эти мелкие шкуры вести себя так, словно он тут не хозяин, словно кошки по статусу выше него…

В 14 лет Иван стал покуривать и родители перестали давать ему карманные деньги, но это не помогло, ведь у друзей и знакомых всегда можно «стрельнуть».

Поэтому на все лето он был отправлен на деревню к бабушке с дедушкой. Уж у них то не забалуешь, да и «стрелять» сигаретки будет там не у кого.

Иван поскучал несколько дней, а потом ему даже понравилось. Вот если бы не эти кошки… Собачка, сидящая на цепи, полаяв на него пару деньков, потом все же признала и встречая его во дворе, радостно улыбалась, махала хвостом, прижимала к голове мягкие уши и всячески старалась обратить на себя его внимание.

Молоденький бычок тянул к его рукам свою «сопливую» морду, ожидая традиционной корки хлеба и благодарно, горячо дышал Ивану прямо в лицо. Даже курицы почтительно разбегались, освобождая ему дорогу.

А вот для двух бабушкиных кошек парень словно не существовал. Они ничего не выпрашивали, не лебезили, не бросались испуганно наутек, когда Иван приближался к ним.

Ленивый поворот морды, скучающий взгляд – вот и все, чего он был удостоен. А как хотелось наступить на эти нагло раскинутые хвосты, носком кроссовка наподдать под эти пушистые зады… Чтобы знали – они тут никто, им просто позволяют тут жить.

Только Иван знал – позволь он себе это, то уже его зад окажется под угрозой, дед без всяких колебаний схватится за ремень. Поэтому ему оставалось лишь хмуро наблюдать за двумя кошками, мечтая увидеть их униженными и лебезящими. Да к тому же одна из них вот-вот должна была разродиться и Иван решил оставить кошек в покое.

Первый месяц отпуска подходил к концу, когда однажды утром бабушка вручила Ване помятое цинковое ведро и поманив его во двор, подвела к сеновалу.

— Машка несколько дней как разродилась, я ее все найти не могла. Спряталась… Тут она. Дед по делам уехал, так что теперь ты помогай. Залезай и котят в ведро покидай, а дальше уж я сама.

Иван залез в прохладное нутро сеновала. Кошку он нашел почти сразу, по едва слышному писку котят. Аккуратно, стараясь не повредить хрупкую жизнь, он начал брать и складывать котят на дно позвякивающего ведра.

Машка крутилась рядом и то, о чем Иван так долго мечтал, свершилось… Кошка унижалась, заискивающе заглядывала в глаза, она терлась о ноги, умоляюще что-то мурчала. Ее мокрые от слез глаза просто кричали, просили, упрашивали…

Она словно обещала ему что-то – все, что угодно. Вот только маленькой деревенской кошечке нечего было предложить взамен. Жизнь собственных детей ей не принадлежала и она смиренно вымаливала оставить их, подарить котятам шанс.

Только почему-то Иван был совсем этому не рад, не так он хотел получить признание в своем превосходстве. А уж как ему было жалко котят!!! Всхлипнув, он начал выкладывать их на сено.

Кошка упала сверху на своих детей и утробно мурча, принялась их вылизывать – всех сразу, загребая котят под себя, стараясь закрыть их собой полностью, оградить, согреть и защитить.

Спустившись, Иван бросил ведро на землю и пнул по нему ногой. Повлажневшими и злыми глазами он сверлил удивленную бабушку.

— Не буду я этого делать и тебе не позволю! Ночевать тут останусь, а то ведь ночью котят заберете. Они же живыыеее!!!

Ванька заплакал, он почувствовал себя слабым, опустошенным и как ни странно – виноватым. Бабушка прижала его голову к своему плечу и погладив по спине, успокоила:

— Ладно-ладно, чего ревешь то, не тронем мы этих котят. Только вот куда их девать то будем, ты об этом подумал?

Этот вопрос почему-то заставил успокоиться парня.

— А чего думать? Отец когда за мной приедет, заберем. Двух себе оставим, остальных друзья разберут. Времени еще много, успею уговорить. Родители против не будут, лишь бы не курил, а я уже теперь точно не буду.

Машку он увидел во дворе лишь через несколько дней, когда она украдкой прибежала к миске. Она все еще боялась оставлять котят одних и выбегала поесть только тогда, когда людей не было рядом.

Заметив Ивана, кошка замерла и медленно-медленно, маленькими плавными шажками почти поползла в сторону сеновала. Парню стало так стыдно, что он почти ощутил боль в груди. Кошка его боялась, она признала, что он все-таки сильнее.Но только почему же так физически больно и совсем этот страх не радует…

Мелькнув тонким, гибким хвостом, Машка исчезла в своем убежище, а Иван вдруг вспомнил, что еще же есть вторая кошка. Муру он нашел возле забора. Как он был рад ее равнодушию!!!

Присев рядом на корточки, теперь уже он заискивающе погладил кошку по шелковисто-бархатной голове, по гладкой мускулистой шее. Его ладонь скользнула дальше, по податливо мягонькой спинке, зарываясь пальцами в густой мех.

Мура зажмурила янтарные, с зелеными искорками глаза и потихоньку завалилась на бок, с удовольствием вытянув лапы.

Иван поглаживал нежнейшую шерсть на кошачьем животике и наградой ему было ласковое, тихое, доверчивое мурчание.

∞——————∞——————-∞

Но на этом мы с вами не прощаемся, заходите ещё!

Подписывайтесь на обновления нашей странички на Фейсбук и обязательно поделитесь с друзьями! До скорых встреч!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

«Вот если бы не эти кошки…»