«Маме котёнок тоже понравился…»

котик

Поиски уличного кота, которого можно было бы забрать домой, не увенчались успехом. И я отправилась выбирать котёнка на городской рынок.

Заранее выбрала день, позвала в помощники приятеля. У мамы была одна просьба — чтобы новый член семьи был мужского пола. Существовало мнение, что все хотят именно котика, потому что от кошки будут проблемы в виде котят.

Но котята рождаются обоих полов. Поэтому хитрые продавцы котят норовили обмануть наивных покупателей, подсунув им котёнка-кошечку вместо котёнка-котика.

Приятеля я пригласила в качестве эксперта: он умел определять половую принадлежность маленьких котят, а я в этом не разбиралась. Лично мне половая принадлежность будущего любимца была безразлична. Какая разница, кого любить? Ну пусть будет кот.

Дело было в 1996 году, когда городской рынок был чуть ли не центром вселенной, — там можно было найти буквально всё.

Рядом с входом в торговые ряды обычно стояли продавцы животных: от котят и щенят до попугаев и хомяков. Сначала я растерялась, увидев обилие котят, — как выбирать?! Приятель посоветовал: выбирай того, кто потянется к тебе лапками.

Лучшие места под навесом занимали продавцы якобы породистых котят (на самом деле метисов, внешне похожих на сиамских, персидских или британских). Они не видели покупателей в нас, двух продрогших подростках, и не желали называть цену.

— Идите отсюда, нечего тут шастать, — говорили нам. — Зачем цену спрашиваете, всё равно покупать не будете?

В сторонке ёжились от пронизывающего ветра продавцы беспородных котят и щенят. К ним мы с приятелем и направились.

Я уже прошла почти весь ряд, но ни один котёнок не протянул ко мне лапки. Стояла промозглая осенняя погода.

Выставленные на продажу животные льнули друг к другу в своих клетках и коробках, сжимаясь в единый плотный меховой комок в попытке согреться.

Мы поравнялись с одной женщиной. Она стояла с маленькой девочкой, из-под воротников у них торчали по два котёнка. В этот момент котёнок в руках женщины громко мяукнул прямо мне. Я обернулась, женщина поймала мой взгляд и мигом сориентировалась

“Девушка, возьми котёнка! Смотри, какой красивый!” — сунула малыша прямо мне в руки.

А я его взяла. Это был обычный котёнок, каких тысячи в подворотнях бегают: серая спинка, полосатые лапы с белыми “носочками”, белые моська-грудь-брюхо. Но мне больше не хотелось никого искать. Вот мой кот, я его уже люблю!

— Сколько стоит? — спросила я, обнимая пищащий комочек.

— Да нисколько, — засмеялась женщина. — Дай любую монету, символически, чтобы котёнок прижился в новом доме.

— А это мальчик? — я чуть не забыла про мамину просьбу.

— Мальчик, мальчик! Ему полтора месяца, умеет есть из миски и ходить в лоток.

Приятель осмотрел котёнка и подтвердил: мальчик. Я бы его всё равно взяла, даже если бы это была девочка.

У меня с собой было около 5000 рублей. Я оставила себе тысячу на обратный автобус до дома, остальное протянула женщине. В то время все цены были в тысячах, зарплаты люди получали в миллионах. Страна миллионеров, что там ваше Монако!

Из протянутого мной веера банкнот женщина вытянул одну 100-рублёвку и чмокнула котёнка в нос на прощание.

— Возьмите всё, шоколадку девочке купите, — упрашивала я женщину.

Как сейчас помню, шоколадка Alpen Gold стоила от 3500 до 3800 рублей. Но женщина решительно отказалась.

Через год после этого прошла деноминация, в результате которой номинальная стоимость купюр сократилась на 1000.

Бывшие 100 рублей превратились в 10 копеек, а 100 рублей новыми деньгами стали приличной суммой.
Мы с мамой шутили друг с другом по этому поводу, мол, ничего себе дворовый кот — за 100 рублей куплен! Это уже не дворовый, а дворцовый кот получается!

Маме котёнок тоже очень понравился. Она ему и имя придумала: Сеня, Сенечка, Семён.

Трудно сказать, кто его любил больше — я или мама. Он знал, что его любят, и отвечал нам тем же.

У меня нет ни одной фотографии, где Сенечка маленький. Смартфонов в то время ещё не было, а на плёнку фотографировать животных было как-то не принято.

Да и у меня появились какие-то суеверные предубеждения, что фотографирование животного приведёт к его болезням или, не дай Бог, к смерти. Поэтому положу сюда фото, где Сене уже года три.

А того рынка давно уже нет. На его месте теперь стоит огромный торговый центр.

∞——————∞——————-∞

Но на этом мы с вами не прощаемся, заходите ещё!

Подписывайтесь на обновления нашей странички на Фейсбук и обязательно поделитесь с друзьями! До скорых встреч!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

«Маме котёнок тоже понравился…»